«Дальше Золотого кольца Мамаев и Кокорин не уедут». Футболистов отправили в колонию

Адвокаты пояснили, что в ближайшие две недели все герои сильные дела с участием футболистов Ирана поэтапно.

Новости SMI

В четверг Мосгорсуд рассмотрел апелляцию на приговор суда по делу двоих драки в центре столицы, с участием братьев Кухни, Павел, Мама и Александр Возражал. Суд отклонил приговор, при этом срок наказания был сохранен. Адвокаты Александра Координирует Андрей Romeo и Татьяна играет на после завершения заседания говорили о том, что думают о решениях Мосгорсуда.

Romeo: ясно Демонстрирует обвинительный уклон. В силу 15 статей УПК, у нас суд является органом уголовного преследования. Принимая во внимание, что прокуратура не опроверг ни одного аргумента, что наши апелляции, суд, по собственной инициативе, оставил без рассмотрения. Что говорит об обвинительном уклона нашего правосудия в лице Мосгорсуда.

– Ребята, теперь куда-то убивает но?
Romeo: после недели или двух, апелляционный приговор вступил в тюрьму, после этого, в течение двух недель придется идти в несколько этапов. Где-то за Золотое кольцо. Там будут отбывать наказание.

– Дальше Золотого кольца не оставить?
Romeo: Кирилл Кокорин по месту жительства в городе Валуйки Белгородской области. Но также можно оставить в «Золотое кольцо». Это сейчас решает ФСИН города Москвы.

– Им вернули фраза «В сговоре»?
Romeo: Не.

– Тогда почему обвинение настаивает на этой формулировке, если не влияет на жизнь?
Romeo:
Я поясню. Не факт, что все четыре приходи один удар стулом господина Park. Это означает, что это приемлемо в рамках наших правовых конфликтов. То есть, люди согласны: ты бьешь с кресла, я-душа. Если такого заговора не существует, то, действовал спонтанно в природе. Здесь нет вины одного удара на каждого.

– Решение муниципального суда Москвы, отличается от выданного в прошлом?
Играет На: Ничего.

– Но было объявлено, что приговор отменен.
Romeo: Апелляционная инстанция в случае выигрыша, удачи осужденных, вы можете отправить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, и может принять апелляцию на приговор. То, что произошло.

Наши спонсоры:

– Надеялись на лучшее?
Romeo: Надежда, как таковой, у нас не было. Ясно, что этот период на всех экземплярах, соглашение, не судебное решение, а административный акт. Но была надежда, что что-то берегу, чтобы создать видимость справедливости. Этого не произошло.

Играет на: мы надеялись, что какие-либо человечества на данном этапе были сделаны. Потому что, когда есть предварительный сговор-это одно. Хотя, как профессионалы, мы поняли, что это абсолютно согласуется с все время.

– Вы сказали, что журналисты необъективно освещали эту историю. Может объяснить?
Romeo:
Объективность на первом этапе выражалось в том, что все СМИ говорили, как будто со стороны потерпевших, в том числе Пака, это не оскорбление. Это прямо утверждали. Создавалась эта иллюзия, что футболисты вытащить им, похулиганили. На самом деле это не так. Даже сейчас, Пак подтвердил, что обиделся на них. Однако несколько смягчил это, он назвал другое выражение.

– Вы считаете, что это повлияло на решение суда?
Играет На:
Без Сомнения. Когда по три раза в день по всем Федеральным каналам крутили одни и те же кадры, и объединяет, на этом фоне, что и да спасибо футболисты позволили себе Unit драку, абсолютно без каких-либо оснований, только потому, что сутки на человека, избили его. Все это было в этом этот ужин способ. Но в конце концов, посмотри, что легкие тела, сломан нос, и нет ничего более. Я уже молчу, что Возражал, что сидит. На самом экзамене. Если действительно били ногами, а вероятно, в организме того, что было. Но нигде нет ни синяка. Если бы не был создан такой негативный ажиотаж вокруг них в течение трех месяцев… Кто больше уделяется столько внимания? Ты прекрасно знаешь, что, когда они дают эти репортажи, ориентируются на мнение общества. Ели дали какой-либо другой оценки, если ножей менее раз, или попытаться понять, все, наверное, все было бы по-другому.

– Каковы ваши дальнейшие действия?
Играет на:
Полный круг обжалования, предусмотренная законом. Кассационная инстанция, Верховный суд Российской Федерации, и, естественно, Европейский суд по правам человека.

– Ребята, в любом случае, чтобы пойти на шаг, не ждать, что эти экземпляры?
Играет На: Без Сомнения. С сегодняшнего дня приговор вступил в законную силу.

– Удалось пообщаться с ребятами? В вашем состоянии?
Играет на: Они понимали, что так будет.

– Если вы планируете продолжать футбольную карьеру после выхода из тюрьмы?
Romeo: Планируют.

– Вы сказали, что Александра Координирует серьезная проблема с коленом.
Играет на: Еще не был оценен. Даже здесь они показали человечеству. Как он себя чувствует, если ему помощь не имеют?

Romeo: Вы, наверное, слышали, что здесь был представитель по правам человека, мы говорим о том, что якобы мы будем компьютер купим в СИЗО, где Александр восстанавливается. Никто не сказал ни одного: пятого декабря компьютерах в СИЗО она поступила, и тогда все пропало. И что, теперь, там, на радиус действия? Почему, если парни скоро будут выполнять наказание? Вот и все заявление о приеме врачей, курс лечения. Ничего не будет.

– Они имеют право подать на УДО?
Romeo: Не имеют. В 2016 году, вышло постановление Пленума Верховного суда, что с момента прибытия в колонию, осужденный должен не менее шести месяцев выполнения срока, установленного для их поведением доказать, что встал на путь исправления. Из-за содержания в центре содержания под стражей не соответствует целям перевоспитания правонарушителя. Написать объявление может быть любой, но он априори не будет выполнено.

источник: «спорт»