Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

Ее партнерами были и Марадона и Месси. Играл до 39 лет, на его родине, в Аргентине, в Италии, в Англии, еще в Аргентине… игроков «Студентов» рванул прямо в президенты! И год назад, вдруг, снова вышел на поле, став, что он был президентом… Интересного собеседника нашел SOFOOT.com. Мы публикуем перевод материала.

– «Студенты», что означает для вас этот клуб?
Это любовь и такие… традиции семьи – как папа играл в этом клубе 60-х, з., Куда идти, как не в «Студенты»! Для нас, аргентинцев, клубы-это гораздо больше, чем компьютер, боулинг. В выходные, если вы хотите, чтобы плавать в бассейне – вы будете в клубе. Все лето проводите в клубе. Все каникулы там. Это часть вашей жизни.

– Вы ведь с «Студенты» выиграл Кубок Либертадорес в 2009 году?
– Ребенок главная мечта-однажды играть за «Студентов». Потом аппетиты растут, и начинаешь думать, о карьере, делать планы, уже не мечта, а что-то конкретное… Я всегда знал, с самого дня отъезда (в 1996-м перешел в «Бока Хуниорс», и в том же году уехал в Италию, что буду. Я знал, что Европа-это временное явление. Затем: «я-Родины играл всего ничего – полтора года. Это нормально, когда игрок начинает свою карьеру в какой-нибудь клуб, и он хочет закончить там. И победы в Кубке Либертадорес, вероятно, лучший момент в моей карьере.

– Теперь вы-председатель организации «Студенты» – очень логично, поворот судьбы…
Клуб дал мне многое, теперь я хочу ему служить, использовать опыт, который приобрел в Европе. Клуб нуждается в системе изменения, снова должны взять лучшее у Европы. В Аргентине, сделать это очень трудно, потому что клубы или акционерные общества, или частной собственности. В Европе же клубы, открытые, имеется Совет директоров, состоящий из обычных людей, не профессионалов, для которых это не основная работа. Но в Аргентине, свои традиции, сломать систему не. Тем не менее, есть некоторые вещи, которые изменить, чтобы сделать работу клуба более профессионально мне сил.

– А почему не стал тренером?
– Да, среди моих бывших партнеров стали Тренеры – Двор, simeone, gallardo… Но я хочу управлять компьютером из банка, и клуб.

Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

– Аргентина многое изменилось со временем, вы переехали в Италию?
– Страна идет не туда, это факт. Изменилось многое. Система образования деградирует, жизнь стала более опасной. В этих условиях, футбол начинает играть все большую роль в жизни народа. Клубы должны не только сформировать футболистов, но и людей.

– То есть, футбол в Аргентине-это больше, чем футбол?
– Точно. Футбол-это социальный Лифт, дети хотят стать футболистами, чтобы помочь своим родственникам решить проблемы с деньгами. Конечно, каждый хочет жить таким образом, как Месси. Но люди не понимают, за счет, что все, что было достигнуто, сколько было жертвовать. Путь на упражнения несколько часов. Каждый день после в этом автобусе. Ты практически лишен нормального детства. Потом находишься вдали от семьи, дома, друзей. Чтобы это сделать, нужно огромное желание и сила воли. Но большинство из них хотят добраться до небольшой крови – и быстро сходят с дистанции. И что у меня не было особого таланта и физических качеств, за счет природы и может пройти. Главное, не опускать руки и не останавливаться перед первой же трудности. Потому что трудностей будет вагон и маленькая тележка. Став профессиональным футболистом, мальчик сразу же превращается в человека, должен решить проблемы, которые рядом с тобой ставят в тупик.

– В одном интервью вы сказали, что футболисты нуждаются в помощи психологов.
– Да, это одна из проблем. Но я, лично, никогда не обращался к психологу. Хотя сегодня проблем гораздо больше. Более двадцати лет назад в Аргентине, является концепция семейного клана, жили часто на той же площади, – в тесноте, да не в обиде. Теперь каждая семья может жить отдельно, ослабевают родственные связи, и не является еще одним путем для ребенка. Отец может быть в тюрьме, брат каким-то колено. Конечно, все это влияет на футболиста. Здесь, в таких случаях, он и необходима помощь психолога.

Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

– Игры с выбором страницы биографии?
– Участие в трех ЧМ мало, что это может похвастаться. Но, что это был Нотр – сборная! Ничего, потому что они не могли выиграть 1990-х, были годы разочарования. Ребята, что играли здорово, в клубах все работало, и на выбор – ни в коем случае! Я думаю, что не только я, но и все осталось это ощущение: как будто и не были в состоянии довести дело до конца, как будто чего-то висит… И пытались так, но все шло как-то неправильно, все время чего-то не хватало, что-то подробно. В 1998 году, Батистута угодил в штангу, а затем немедленно (в течение 90 мин), Бергкамп забивает и все! (в 1/4 финала Голландия выиграла 2:1).

– И вспомнить ЧМ-2002 Аргентина не вышла из группы)…
– И потому, что мы с французами рассматриваются в качестве главных фаворитов (Франция тоже вышел из группы, один раз на последнем месте). Тьмы. Но футбол непредсказуем, и столько слагаемых! Состояние каждого игрока, подготовка… Да и в матчах, и иногда совершенно необъяснимые вещи. Затем, сидя самое голову, в чем причина. Но штука в том, что футбол-это не математика.

В 2002 году, после матча с Англией (в группе – 0:1) его называли предателем Родины…
– Я уже играл в «Манчестер». Обвинили, что, якобы, особенно не в гостиную, нужен был козел отпущения. Иногда сталкиваешься с такой глупости – что я просто не могу поверить, что большинство! Но аргентинцы, как наивные, верят всему, что пишет пресса. Хотя это была Национальная трагедия, необходимо было, в самом деле, на кого-то все свалить. Но я на это не обращал внимания, в противном случае не может играть.

Наши спонсоры:

На ЧМ тренировал сборной Марсело Бьелса. Тренер особенное в твоей карьере?
– Да, Марсело имел большое влияние на игроков сборной, многие закончили тренеров. Мало времени, Корабль, Sunshine, Хайнце, gallardo – все они каким-то образом пытались скопировать. Если вы верите в то, заряда, и его идеей. Но я не хотел быть тренером, поэтому что не старался запомнить все, что он говорил и показывал. Но это было в этой школе, другие ребята стали почти не играют Тренеры. Потому что он не только тренировал, но и воспитывал, учил. Этот немного сумасшедший, но очень образованный, интеллигентный, с ним можно было обо всем говорить, не только о футболе. Личности. Но держал с нами дистанцию, имел на этот счет свое мнение: тренер с игроками не должно быть дружеских отношений. Тем не менее, был очень внимателен ко всем.

– Что думаете об Потанцевать?
– Потанцевать – единственный! «Студенты» – это его сын. Стиль и другой он. Но Карлос был родом из этих мест. Очень на меня повлиял, так что я, можно сказать, что «танцор». Он мне отец родной. Да, и для всех любителей. Мы любим этого человека, со всеми его «тараканами».

Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

– Вы играли и с Марадоной (в 1996 году в «Бока Хуниорс»), и с Месси. Что можете сказать о них?
– Когда Месси появился в национальной команде, сразу все поняли, что это феномен. И Марадона – мы были молоды, это был наш кумир, кумир целого поколения. Аргентина очень повезло-два человека из этой страны стали одними из лучших футболистов в истории, и почти сразу одна за другой. Марадона ушел, а через десять лет появился Месси. Это своего рода чудо.

– В Аргентине Месси, иногда нас обвиняют, что он не полностью выкладывается на выбор.
– Перед чемпионатом мира 2010 года, Месси обвиняли в том, что не поет гимн – это, якобы, не знал. Начали для зрения – отправить текст. Бред сумасшедшего! Такое было и со мной, это начинается, когда в футбол вмешивается политика. Аргентина всегда была слишком требовательна к Месси. Тогда народ немного смягчился, но все равно обидно. Потому что даже если в мире не появится футболист! Пока есть возможность – наслаждайтесь игрой! Но всегда эти сравнения с Марадоной, почти не поставил, требуют выиграть Чемпионат мира. Копаются, выдавая себя за него, либо Греция…

Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

– Трудно было выходить из Аргентины в 21 год?
– В те времена не было всех этих социальных сетей, средств коммуникации, чтобы оставаться на связи с домом, друзьями. Это было очень трудно. Вдруг вы обнаружите чужой стране, где все по-другому, футбол совершенно другого уровня. Но мне повезло – попал на «Поле», в хорошей компании: Умар Дьенг, Пьер Юридический, christian Карибского бассейна, Бостон – все они стали моими друзьями. Был тренер, который мне нужен был. Это самое важное. И постепенно я привык. Тогда итальянский Чемпионат был сильнейшим в мире. И какие конкуренты! «Ювентус» и «Милан» … Потом я играл в «Парме», «Лацио», также, как «Сампдория», свежие команд!

– В Италии добился успеха в Англии, то же дело не пошло, очень…
Англия всегда была для меня особенной стране. Мой дядя играл за «Шеффилд». Мой отец один раз забил на «Олд Траффорд» в финале межконтинентального Кубка. И так уж сложилось, что я начал играть на том же стадионе, где «Студенты» взял Кубок в 1968 году м. Если подумать, это почти мистическое совпадение.

– В Англии вы попали как будто на другую планету?
– Совершенно верно. Всей тренировки, питание – я бы сказал, что не на том же профессиональном уровне, как в Италии. Не я ни в газете, прав. После матча, в раздевалке, парни, серебром и чипсы – я просто остолбенел. В Италии не было возможности. И тем не менее, в Англии, в плане физики, ребята, только животных. Я думаю, что это генетика. Иначе, как объяснить: они питаются, как попало – и в матчах, как, например, скорости, много борьбы!

– Но теперь, наверное, картофель-фри, английские футболисты уже не едят?
– Кто знает! Но в Аргентине, в течение последнего десятилетия, многое изменилось, гораздо более профессионально. Благодаря определенной диеты и медицина карьеру футболиста, удлиняется значительно. Сегодня в день молодежи гарантирует, диетолог, у каждого индивидуальная диета. Когда я вернулся из Англии (в 2006 году), такого еще не было.

– И в Италии, когда вы там играли, было уже профессиональный подход?
– В Италии я с ногами, и со мной начал работать диетологом. Уже в те времена все было очень профессионально. Таким образом, изменилась не только моя игра, но и я сам. В Аргентине, не пил Кока-колы, в Италии – стоп!

Хуан Себастьян Верон: После Италии в Англии наступила настоящая расслабуха

– Как бы то ни было, в Англии вас чувствовать себя хорошо?
– Я думаю, что в Англии, игроки находятся в лучшем положении, чем его отсутствие. Нет, жизнь, и рай, все проблемы только на футбольном поле. И после матча – вы живете спокойно, никто не дух, никто не нуждается в тебе. Просто класс!

– Что вы думаете о «Манчестер Юнайтед»?
– Для меня, «Манчестер Юнайтед» – величайший клуб в мире. Многие считают, что это «Реал» или «Барселона», но «Манчестер» — это целая империя. Ушел поколения – Невилл, Скоулз, Бекхэм, Гиггз, Алекс Фергюсон, но стиль тот же.

– Почему до сих пор нет очень бутерброд?
– В «Манчестере» у меня было все: и взлеты, и падения. В Италии все более мягко. В Манчестере, как были созданы все условия, чтобы игра пошла на клуб, болельщиков, партнеров по классу… Но я был совершенно в другой футбол системы координат. В Италии все было очень строго, и вдруг это похмелье. Тренировки мало твердых игры в нажатии, в частности, не Прага -. Я думаю, что не был готов к такой жизни. Так до конца и не смог адаптироваться. Я из тех игроков, кто, чтобы заиграть в свой футбол, должны быть на 100% готов физически. Больше ритм партии – за этого, скорости сумасшедшие. В Англии уже все играют, чтобы выиграть, либо закрытые варианты. Это в Италии, на выезде готовят какой-то тип тактические схемы. И в Англии, открытый футбол. И если физически не совсем в порядке, можно выйти.