Марко: «Романычева было что-то общее»

Сегодня, 45-летний Маркос Антонио широко атакует Чиприано, в футболе, известный как Марко, в мэрии родного 20-тысячного города Андира, на севере штата Парана, и считает, что полтора года провел в Москве, лучшие в жизни. Это его первое интервью в нашей прессе, начиная с 2001 года, когда он покинул Россию.

— Как ты?

— Слава Богу, все в порядке. В течение восьми лет я работал директором Департамента спорта муниципалитета. Мэры меняются, а у меня все на месте. Так, они довольны моей работой.

— Что именно вы делаете?

— Организовать спортивные соревнования среди взрослых, молодежи и детей, в основном на футбол, футзал и волейбол. Для меня это как: я в спорте большую часть своей жизни.

«Начать жизнь заново»

Наши спонсоры:

Вы хорошо зарабатывать?

— Не так сильно, как когда он был профессиональным футболистом. В Бразилии вообще зарплаты низкие. Около 90 процентов населения, мягко говоря, скромные доходы. К счастью, у меня достаточно денег, чтобы гарантировать, что моя семья нормально жили и ели. Но мой нынешний доход, повторяю, не идет ни в какое сравнение с теми, что у меня в «Спартаке».

— У вас частный дом или Квартира?

— Мы живем в доме. Мы это я, моя жена и сын.

Кто-то сказал мне, что у вас трое детей…

— Представьте себе: в то время у меня была другая женщина, мы были не расписаны, от нее у меня трое детей. Потом мы расстались, я встретил другую — мы поняли, что это навсегда, и вышла замуж.

Маркао: «В Романцеве было что-то от генерала»

Экс-спартаковец Марко с его женой Вероникой и сыном Лоренцо. / Фото: Личный архив © Марко

— Кем вы работали в мэрии?

— Я привык играть в 36 или 37 лет, а потом появился этот пост. Так что не простаивает можно сказать не было.

— Любопытно, куда вы вложили деньги, будучи футболистом?

— Моя бывшая подруга открыла супермаркете, но после развода я оставил ее. Не столько ей, сколько наших детей. Это был мужчина. И сейчас я, по сути, начать жизнь сначала с моей женой Ангела Вероники. В то время как мы все получаем. Мы любим и поддерживаем друг друга.

«С этим живот у нападающего не будет»

— Представьте, целый день сидит в офисе…

— Нет, конечно! Я провожу много времени на детских площадках, на дорогах. Кстати, параллельно обучать детей.

— У вас есть тренерская лицензия?

— Нет, это в рамках той же социальной программы. Бесплатно, конечно. Для этого, слава богу, никаких разрешений не надо. А тренировать ребят это мое удовольствие!

Маркао: «В Романцеве было что-то от генерала»

Молодые подопечные Марко. / Фото: Личный архив © Марко

— Я не сомневаюсь, что вы не прочь погонять мяч с друзьями…

— Это. Я постоянно приглашают принять участие в товарищеских матчах и в Андира и в близлежащих городах. С молодыми играть тяжело, но те, кому за сорок в самый раз! У нас даже есть турнир местных ветеранов, который наша команда выиграла три раза подряд.

Я не могу играть в футбол, это в моей крови. Когда я выхожу на поле, вольно или невольно, я вспоминаю лучшие годы своей жизни и радуюсь, как ребенок, если у меня что-то дельное получится с мячом.

— И на какой позиции вы играете? Как и прежде, вперед?

— Конечно! Результат не так как раньше, но не меняться ролями. Чем больше двигаться много не нужно стоять и ждать, когда вам доставят мяч. (Смеется.) И как мы можем работать, если уже мешает живот?!

— Живот? Я не верю…

— Каждый матч заканчивается с пивом в раздевалке или на ужин с друзьями, поэтому потерянный вес почти сразу поставил обратно!

Карьеру игрока, если я не ошибаюсь, вы закончили в 2009 году в клубе «Португеза Londinense» Лондрина, второй по величине город в штате Парана?

— Да, это было там, что переполняло чашу моего терпения.

— В каком смысле?

— Бразилия-это не России и любой европейской стране. Есть много клубов, которые не имеют нормального финансирования. И часто, игрокам предлагают контракты, что финансово абсолютно не гарантирован. Это как раз мой случай. Вы можете пойти поспорить с лидерами «Португезы», чтобы подать на них в суд — и в конечном итоге, чтобы разогнать врагов. Но я не сделал этого, предпочел сохранить хорошие отношения с президентом клуба и ушел. Какой смысл тренироваться и играть, если тебе не платят? Только унижаться!

Кстати, примерно такая же ситуация была в моем предыдущем клубе «Атлетико Насьональ».

— Насколько сложно было перейти от профессионального футболиста в гражданского служащего?

— Честно говоря, в 37 лет я устал от футбола. Он в Бразилии был совсем другим по сравнению с теми временами, когда я начинал играть. Потерял как — основной упор теперь делается на «физику», и во всех подразделениях. Я не смог выдерживать безумные нагрузки. Когда мне было 20 лет, ветеранам вручили щадящий режим тренировок, они пошли на некоторые уступки. Теперь загрузите этот же 20-летний, что 35-летний. И талантов в бразильском футболе меньше. К сожалению.

«Так тепло, как в России, я никогда не относился к»

— Когда в России речь заходит к тебе в первую очередь я вспоминаю матч «Спартака» в Лиге Чемпионов против «Арсенала» в 2000 году (4:1), в котором вы забили два мяча. Можно сказать, что это была твоя вершина, лучшая игра в вашей карьере?

— Без сомнения! Все, чтобы играть за «Спартак» — это было гениально! Я такой ни до, ни после. Участие в чемпионате России само по себе для меня достижение, но Лига чемпионов-это предел мечтаний.

Я сыграл несколько хороших игр в Бразилии, играл в Италии и Германии, но «Спартак» это только в моей карьере. В первую очередь-это выступление в Лиге Чемпионов. В нашей стране не так пристально слежу за его командой, как лучшие европейские команды. Спросите любого мальчишку на улице. Каждый мечтает о Лиге Чемпионов!

И у меня такая мечта — и что в «Спартаке»!

— Вы помните, что игра в Лужниках?

— А как же! Было очень холодно, заснеженное поле, на стадионе, полном людей. Мы пропустили быстрый гол, но затем повернула ход игры. В первом тайме я был достаточно удачлив, чтобы забить залп с левой ногой. Этот эпизод до сих пор перед глазами!

К сожалению, «Спартак» победу остались только во втором туре группового турнира Лиги чемпионов. Мы были в неравных условиях с соперниками в чемпионате России, в отличие от ведущих европейских стран, уже закончился.

— Что запомнилось из клуба прошлым?

Меня очень тепло встретили в команде, все ребята относились ко мне. В «Спартаке» я встретил моего старого друга Робсон, с которым наши пути в футболе встречались дома даже на юниорском уровне — в «Мацубара». В России, мы стали друзьями.

Мы Робсон, когда они встречаются, часто просматриваю старые фотографии. Какие разительные перемены произошли в вашей стране за 20 лет! Я даже не говорю про стадионы и другие объекты инфраструктуры, построенные к чемпионату мира 2018 года. Россия стала мировой державой, она теперь относиться с большим уважением.

После «Спартака» два года я играл за «Санкт-Паули» в Германии, тоже хорошая страна, но Россия в моем сердце остается непревзойденным. Да, были трудности, особенно при обучении русскому, но так тепло, как ты, я не обращался нигде. Россия — моя любовь навсегда.

«Робсон может отправить в РФ»

— Сегодня некоторые русские слова способны воспроизвести?

Только «спасибо»! (Смеется.) Чтобы выучить язык, помните, было невозможно. Ну, совершенно ничего не понятно!

Когда я пришел в Спартак, Робсон уже жил в России почти четыре года. Как он сам говорил, он русских слов было достаточно для выживания. Но я даже материться по-русски толком не умеют, а он, если надо, кто-то может сказать ему, чтобы он уходил, даже на поле.

— Что вы можете сказать про Олега Романцева как тренера и как человека?

— Это было что-то от генерала. Он командовал всем и всеми. Был главным тренером «Спартака», президент клуба, главный тренер сборной России, с ним, как с любым генералом, было трудно говорить. Но я все равно благодарю его, потому что он многому меня научил. Дисциплина, уважение к другим…

— Кто из Спартака, кроме Робсона, вы общались больше всего?

— Защитник Александр Лопез, мы объединились в команды. К сожалению, травмы не позволили ему полностью раскрыться в «Спартаке».

С Робсон часто видели?

В основном разговаривали по телефону, в чате на мессенджеры. И видимся раз в год, наверное. Обычно в ноябре или декабре на Рождество. Ведь мы живем довольно далеко друг от друга — около 600 километров.

— Имена товарищей по команде, игроки «Спартака» помните?

За Исключением Титова. Он был одним из лидеров нашей команды, об этом много говорил, и его фамилию легко запомнить.

Всех остальных помню, но как зовут убей, не скажу.

Кстати, у меня дома на стене висит большое фото команды тех времен — и я знаю ребят в лицо, можно даже рассказывать об истории каждой из них.

— Вы в «Спартаке» не было и полутора лет. Почему бы не задержаться?

Я была обманута агентом. У нас с ним была договоренность, что я буду существенно повысить заработную плату, если вы забить один гол в Лиге Чемпионов. Я забил четыре две «Арсенал» и тот же лиссабонский «Спортинг», но он не хотел слушать этого хотел, утверждал, что никакого соглашения не было.

После зимнего перерыва я остановился, чтобы попасть в первую команду, я был послан. Потом я пошел домой.

Мне сказали, что мои услуги будут востребованы в Корее, что, мол, вы можете перейти к подписанию договора. Как выяснилось позже, ждал меня на два просмотра в неделю. Я развернулся и ушел. Опять наврали. Тогда я наконец понял, что все соглашения с агентом должны быть на бумаге.

И только после этого я был продан в «Санкт-Паули».

— У тебя Европейский агент?

— Нет, Бразилец Джулиано Бертолуччи.

«Модрич был лучшим в законе»

— Вы привезли сувенир из России?

— Несколько кукол. Смешные куклы! Есть как большие, так и очень маленькие, которые не видны без очков. Многие родственники привезли их в качестве подарка. Мама-это такой набор, в моем доме. Но самое главное, как я уже сказал, Россия навсегда останется в моем сердце.

— Чемпионат России следовать?

— Только отрывочно, поскольку полная игры не показали. Чемпионаты Германии, Испании, Англии, Италии, Франции, даже вещать нам, а ваша-нет. Нарезка голов, опасных моментов тоже интересно, но хотелось бы видеть более полную картину. Особенно в России много бразильцев.

Я бы с удовольствием смотрел все матчи «Спартака», потому что именно эта команда добилась самых больших успехов, стал чемпионом России, играл в Лиге Чемпионов.

— Цвета «Спартака» теперь защищает четырех бразильских нападающих Луиса Адриано и Педро Роча, опорный полузащитник Фернандо и защитник Айртон. Что вы можете сказать о них?

— Самый известный в Бразилии, Луис Адриано. В то время он был очень перспективным футболистом, играл за «Интернасьонал» из Порту-Алегри, и довольно рано уехал за границу, чтобы «Шахтер». Затем он выступал за «Милан», куда он перешел в «Спартак».

В прошлом году наша газета писала, что собирается вернуться домой. Но это маловероятно: бразильские клубы не могут позволить себе его трансфер.

— Как вам Чемпионат мира в России?

Выступление сборной Бразилии называется всеобщим разочарованием. Вылететь уже в четвертьфинале… тем не менее, мы разочарованы каждый раз, когда вы не станете чемпионами мира. И мы не были с 2002 года! Это было в то время.

В общем я, как профессионал, сказал на Кубке мира несколько положительных аспектов. Рад, например, что заявила о себе сборная Бельгии. Настоящим открытием турнира! Мы все привыкли к тому, что на первых ролях постоянно Бразилия, Аргентина, Германия… а потом вдруг этот милый Бельгия, которых никогда раньше не было считать великанами.

Рад за Хорватию, ее лидер Модрич. На мой взгляд, вполне справедливо, что хорваты вышли в финал, и Люк был признан лучшим игроком турнира. Хорватия уже давно шли к этому успеху.

И, конечно, чемпионат мира был хорошо организован. Жаль только, что я по понятным причинам не смог присутствовать на этом празднике футбола.

— Для вас очевидно?

Я просто не могу себе позволить.

— Несколько игроков, с которыми играл за «Спартак» стали тренеры — Титов, Тихонов, Бушманов, Булатов… у вас не было таких намерений?— На профессиональном уровне, честно говоря, нет. Это удовольствие играть в футбол с детьми, играть с ними в мяч, научить их некоторым приемам. И для подготовки специалистов очень сложно. В частности, с психологической точки зрения. Ведь они нужны всем в голову лезут. Нет, это не для меня.

Три года назад подруга позвала меня с помощником главного тренера команды. Но я отказался. Не вижу себя в качестве профессионального клуба.

Если у вас еще есть возможность вернуться в один день в России, который бы в первую очередь хотите посмотреть, куда пойти?

О, что бы моя мечта сбылась! Мне не хватает моих друзей, ребят, с которыми он играл. В Москве. Для удовлетворения всех этих людей спустя почти двадцать лет, было бы очень здорово.

«Самым ярким? Из Abedi Пеле!»

— Чем ты увлекаешься, кроме футбола?

— Я домашний человек, люблю проводить время с семьей, играть с маленьким мальчиком.

— Как его зовут?

— Лоренцо Габриэль. Он еще маленький, ему только два годика.

Мы часто ходим в гости к родственникам, сделать шашлык. Общаться. Люблю пить пиво с друзьями. В общем, ничего особенного.

Маркао: «В Романцеве было что-то от генерала»

Марко (третий справа) с двухлетней Лоренцо в отпуск с друзьями. / Фото: Личный архив © Марко.

— Пляжный отдых — для вас?

— Море от нас в нескольких часах езды на автомобиле. Я раньше жил на побережье, в 50 метрах от пляжа, а затем часто купались. Правда, море мне сейчас не хватает. Поэтому время от времени мы всей семьей на побережье в течение двух или трех дней. Для снятия стресса.

Некоторые бразильские игроки, хорошо зарабатывал в России, приобрел фазенду. Вы случайно вашей экономики нет?

— Нет, для меня это очень дорого.

— Ну, коллекция футболок, верно?

— Не поверишь — нет у меня никакой футболки. Все раздали. Привезли трикотажные из России, и из Германии, но отдали родственникам и друзьям. Жена постоянно жалуется: «Ну какая же бывший игрок, если у вас возникли футболок осталось?!» (Смеется.)

Недавно мне дали футболку в той же любительской команды, за которую я играл несколько матчей, поэтому я отдал его моему племяннику. В общем, они в моем доме не ври.

Клуб, которой навсегда принадлежит твое сердце?

— Коринтианс. Болею с детства. Конечно, я забочусь о «Спартаке», а также другие клубы, за которые играл, но моя неизменная любовь — кор. Я волнуюсь за него больше, чем для Бразилии.

— Ваш кумир в футболе?

— Несколько из них. Главное, наверное, Зико — как футболист и как человек. Как тренер его часто критикуют, но это нормально. Он всегда был примером для меня и для миллионов бразильцев. Кто еще? Ромарио, Роналдо был также отличным.

— Самый талантливый игрок, с которым вы использовали, чтобы выйти на поле?

— Abedi Пеле. Мы встретились в Турине. Феноменальный игрок! Ему было уже за 30, и он бросился на поле в качестве младшего, помогал в обороне. Мне посчастливилось играть со многими яркими игроками, но он, наверное, выделялся из всех.

Когда я переехал в Турин, мне было немного за 20, и Abedi мне очень помогли обосноваться в клубе и в Европе.