Мурат Гассиев: «Мне было стыдно быть чемпионом»

Мурат Газа в июле 2018-го он стал членом главной битвы года – в финале мировой бокс Преодолеть (WBSS) встретился с Александром да с. К сожалению, в поединке за титул абсолютного чемпиона мира украинца был сильнее, и с тех пор россиянин восстанавливается после серьезной травмы. О бое, реабилитации, первые разделы и сборов – в эксклюзивном интервью Алексея его тон.

«В ринг еще в апреле-мае»

— Как ваше настроение, и, как восстановление после травмы?

— Буквально вчера вернулся из Германии, прошел курс реабилитации после операции. Тренируюсь, Швеции плечо, потихоньку, и я хочу как можно скорее вернуться к тренировкам.

— В чем состоит ваша реабилитация?

— Это моя первая серьезная травма, дай Бог, чтобы последним. Неприятно было время после работы: два месяца на себя, работая рука об руку, теперь уже на тренажере. Есть много кропотливого труда.

— Что говорят врачи?

— Ничего конкретно не говорят, потому что тело у каждого разные. Но на 100% можно обучать три месяца.

— В результате, вернуться на ринг, когда вы хотите?

— В апреле или мае.

— Уже представлял себе, против кого и где?

— Неважно, где, неважно с кем. Я хочу встретиться с сильным боксером, потому что со слабыми мне не интересно.

«Усы, был лучше и сильнее, чем я»

— С высоты прошлого, как ты оцениваешь себя в момент боя с Александром да с?

— Не скажу, что я подошел к этому поединку на 100% готов. Были определенные моменты, которые помешали говорить, но он был, и я ни в коем случае не оправдываюсь. Вес немного непрофессионально работали, не получилось бросить. Травмы, которая преследовала уже давно, но я думал, что это просто дискомфорт из-за нагрузок. Заслуги Усика необходимо принимать во внимание, он очень хорошо подготовлен физически и тактически. Был на голову выше меня.

— По пути на дуэль ты знал, что тебя отдать по очкам и должен включать революций?

— Как и во всех боях, я делал все возможное, чтобы в отмечает, в сто. Но в этот день карты легли, что он был лучше и сильнее, чем я, заслуженно выиграл.

— Иногда поражения учат больше, чем победы. В этом случае, верно?

— Честно говоря, я никого не хотел терять. На всех они влияют по-разному. Кто-то ломается, кто-то становится сильнее. Я больше не хочу терять, это очень неприятное ощущение. Что мне больше всего нравится, когда я выигрываю, и все мои близкие и семья радуются.

— Как тебе формат Всемирной организации бокса Преодолеть (WBSS)?

— На мой взгляд, это лучшее, что происходит в мире бокса. Собирают лучших бойцов. В первом сезоне, четыре чемпиона мира, мы с «нуля», зашли туда, Чемпион поясов. И определили сильнее. Я хочу, чтобы эта добрая традиция продолжалась.

— Тот факт, что финал состоялся в Москве, давил на тебя?

— Ни в коем случае. Хочу сказать большое спасибо Федерации бокса России (ФБР) и Умар, Поверь мне, что эти поединки проводятся в нашей стране. Это событие мирового уровня. Желаю, чтобы все сильные бои имели место в России, это отличный подарок для фанатов спорта.

— Если бы финал был в Киеве, ты бы согласился?

— Готов боксировать в любом месте, даже на Луне. Был только соперник и пояса, которые находятся в игре. Мы-спортсмены, все выясняем, внутри кольца. Остальное не влияет на нас.

— Я же говорил, с да с после дуэли?

— Не есть много говорить. Мы обнялись, перекинулись парой фраз, и каждый пошел в свою сторону.

«Мама зарабатывала на четыре тысячи рублей, и съемная квартира стоила четыре»

— Кто и когда привел тебя в первый раздел?

— Когда я был ребенком, я всегда с собой старший брат. Было тренироваться, бегать, турецкой делать. Я вырос без отца, он умер, когда я был во втором классе. Кто сказал, что я теперь, я – хороший или плохой человек-это заслуга моего брата, он меня воспитал. Тебе это спасибо. Мы жили в Северной Осетии, занимался дзюдо. А потом ее друг привел меня в бокс и мне это больше нравится.

— Ему нравились первые тренинги?

— Очень, но я не очень люблю принимать. Был месяц октябрь, и в секции, как и школы, начинают работать с сентября. Таким образом, они сказали, что все переполнено и приходи через год. И это лучший зал в Республике. С брат попросил дать мне возможность доказать свою состоятельность и, наконец, сказали, что вернется на следующий день. И сразу спарринг… Естественно, я потерял. Мягко говоря, он дал мне. Но они увидели, что я не испугался, ты пойдешь в и можно что то получить.

— Какие основные вещи вы научились под руководством первого тренера Виталия Лечит?

— Я благодарен судьбе, что попал в ее руки. Если бы не он, смог бы я вообще когда-нибудь добраться до титула? Я провел под его руководством 18 боев и все победы. Он всегда было-быть трудолюбивым, дисциплинированным и верить в себя. Сказал, что есть много талантливых ребят, которые техника ИТ, но если работа все будет.

— Первые соревнования помнишь?

— Конечно! Был открыт кольцо. Собрались, я, естественно, потерял. Очень плакала, мне было 15 лет. После этого начал тренироваться в 100 раз сильнее.

— Как вы думаете, ты поздно пришел в бокс?

Кто — то говорит рано, кто-то говорит, скоро. Но результат: я в 23 лет стал чемпионом мира среди профессионалов. Кто-то никогда не будет, хоть он и будет всю жизнь тренироваться. Я думаю, что не делается, все к лучшему.

— Какие проблемы вы нашли на протяжении всей гонки до профессионального бокса?

— Главное-это отсутствие денег, чтобы поехать на соревнования или купить компьютер. Мой брат зарабатывал, что я поехал на сборы мог тренироваться. В то время мы жили в съемной квартире, которая стоила семь тысяч рублей. Мама одна работала и у нее была зарплата четыре тысячи. Я не знаю ничего, но чудо иногда цена одной тренировки, находились средства, для того, чтобы купить перчатки.

— Да, когда это работало?

— Когда я жил в Краснодарском крае, работал на стройке, вместе с братом, и для мамы, так и для оказания помощи. Когда уже приехали, в Северной Осетии, тогда уже не было возможности и времени. Я была в школе, а после нее сразу на тренировки. Брат подрабатывал, мама работала в магазине.

— Он учился также хорошо?

— Брат был строг со мной. Я за 11 классов не прогулял ни одного дня, ни одного урока не ушел. Я не хочу сказать, что я был супер-ученик, но все же.

— Ты тогда уже знал, что не в обучении вашего назначения, и в спорте?

— Я не понимал, но я знал, что моя цель-это помочь его матери, которая вложила много сил в меня и моего брата, нас подняла на ноги. Я хотел бы сделать все возможное, чтобы порадовать его.

Наши спонсоры:

«Перед боем с этой идеей он повесил флаг, и поставил значок, смотрю все поникшие сидели…»

— Многие, анализируя свою карьеру, объявляют меньше, чем отсутствие любительских выступлений.

— Опять же, это двойное мнение. Кто-то говорит, хорошо, чем плохо. Я зашел в 22 или 23 боя. В 17 лет перешел в профессионалы. Как хорошо получается. Кто-то проходит от 300 до 500 боев в любителях, а потом не может перестроиться.

— В начале своего пути, ты провел много поединков, 5-6 в год. Какое значение сохранить этот темп?

— Я не замечал, как летят бои. Раз в месяц два поединка прошлого. Пытался быть активным, потому что я всегда мечтал как можно скорее борьба за титул, хотя бы по молодости. Пытались поднять рейтинг.

— Были гонорары первые бои?

Первый получил 15 тысяч рублей. В ресторане был поединок. С такой гордостью домой приехал! Три бумажки по пять тысяч, и это, в свою мама: «Это все для тебя!». Правда, после пяти тысяч взял, хотела обувь себе купить.

— В начале карьеры было много боев против мальчиков, что они имеют очень отрицательный рекорд. Это необходимо?

— Если так посмотреть, каждый Боксер, когда начинается, боксирует с искупления или знают моего. Мне было абсолютно без разницы. Я тренировался, и дали мне соперника, и моей задачей было выиграть.

— Славы ты получил после поединка с Денисом Идея. Как ты выходил против человека, которого все считали очевидным фаворитом?

— Это был мой первый чемпионский бой за главный титул, но абсолютно никаких эмоций не было. Я помню, что мы пошли в раздевалку: я первый, за мной, брат, друзья, команда. Я висел флаг, поставить значок, схватил вещи. Слушать тишину, никто не говорит. Поворачиваюсь, смотрю, все поникшие сидели. Я спрашиваю, что случилось? Умер кто-то? Они: «Нет, сейчас это… в Бой…». Я говорю, успокойтесь. Сейчас я выйду, чтобы выиграть, а мы будем идти с поясом из дома. Для того, что скачать этой атмосфере! Потому что, когда такое настроение в компьютере, служит источником стресса и становится Боксер. Слава Богу, все так и было.

— То есть, ты настроен с помощью команды, а не она на тебя…

— Меня не нужно настраивать, я никогда в жизни не сделал. Я просто знаю, что это присуще мне.

— Ты очень эмоционально стабильной. Вы можете посетить соперника?

— Мой брат всегда говорил, что есть разные люди. Разного воспитания и менталитета. Если это он, то, как это. Самое главное – что я не такой как он. Пусть он хоть на голове прыгает, меня не волнует.

— Что изменилось после победы над этой идеей?

— У меня появился титул чемпиона.

— Все?

— Мне стыдно быть чемпионом. Большое внимание в интервью. Я все еще не могу привыкнуть к этому. Начали чуть больше узнать, — это удовольствие. И так, внутри ничего не изменилось. Я просто хотел завоевать другие пояса и оставаться чемпионом как можно дольше.

— Что мой брат сказал мне, после боя?

— Поздравил, сказал, что молодец. Он поцеловал ее, обнял ее. Но теперь вы должны заработать другие названия.

— Ты никогда не был близок к состоянию звездной болезни?

— За видимой частью, но, слава Богу, что мне идет долго. Я сам себя уважать перестану, если стану таким же.

«Главное суеверие: не будешь тренироваться – проиграешь»

— Как относитесь к слухам, что Олимпийские игры могут остаться без бокса?

— Я не хочу эту тему мульти. Бокс и легкая атлетика, спорт, что даже были первыми на Олимпийских играх. Я думаю, что он есть и будет всегда.

— Ты сам хотел, однако, быть Олимпийским чемпионом?

— Конечно, дорогой. Но, чтобы стать чемпионом мира среди профессионалов, а абсолютный Чемпион мне нравится больше, чем Олимпийский.

— Говорят, что на фоне быстрого развития смешанных боевых искусств, бокс умирает.

— Я не могу сказать, что бокс умирает. Но да, это факт, что бои развиваются. Кто-то любит, кто-то бокс. Я с удовольствием могу смотреть ММА.

— Кому здоровье?

По Было Мне Не Помогает. Он является звездой номер один.

— Вы, как, общались?

— Да, он приехал в Екатеринбург, у меня как раз день рождения. Государство, познакомились, пообщались. Очень приятный и позитивный парень.

— За кого-то еще?

— Конор Макгрегор. Он в аудитории. Кто бы что не говорил, он очень хороший боец, и мне нравится. Даниил Ест, стал чемпионом в двух весовых категориях. С удовольствием всегда смотрю UFC. Я смотрю на футбол, хоккей. Зимой биатлон смотрю.

— У вас есть ритуалы перед боем?

— Перед тем как покинуть номер, я всегда молюсь. И, самое главное, суеверие – если ты не будешь тренироваться, ты проиграешь. Это нужно, прежде чем быть честным с самим собой.

— Я понимаю, что спорт занимает у вас 99,9% времени, но все равно, как ты проводишь свободное время?

— Честно говоря, я до операции 10-12 месяцев находился в лагере. Между боями приходил домой, проводил время с семьей, друзьями, гулял. Но нет ничего.

— В какой-то момент ты начал ходить тренироваться в США под руководством Абеля Санчеса. Какая разница в процессе там и здесь?

— Каждый тренер имеет свою собственную методологию. Америки, что хорошо – есть много спарринг-партнеров. Я там был, потому что здесь рост уже не является. Меня довели до определенного уровня, чувствует, что я не могу больше, но чего-то не хватает. Таким образом, доказано в США.

— Если вы действительно развиваться не будет выходить?

— Real. Если приглашать специалистов здесь. Но в любом случае, мы должны видеть, что те моменты, которые используются в тренировке, что-то узнать. Если ты полагаешься только на свои знания, в частности, результата не будет.

— Какую главную цель вы видите в своей карьере?

— Теперь цель-восстановиться и вернуться в борьбу за титул чемпиона мира.

— Думал о том, что будет после профессионального спорта?

— Нет, еще нет. Сейчас спорт на первом месте. Все мое свободное и не свободное время занимает. Только бокс и ничего больше.