«Ни разу не хотел вернуться в Тур». Интервью с Николаем Давыденко

Николай Давыденко, не действует уже четыре года, но до сих пор остается одним из самых успешных российских игроков в истории. Мы встретились с ним в «Олимпийский» в ходе Кубка Кремля». И обсудили, как экс-третьей ракетки планеты жил после окончания карьеры, чем занимается сейчас и какой-то из наших теннисистов видите на арене в ближайшем будущем.

«САМОЛЕТЫ ДО СИХ ПОР КРУЖИТСЯ ГОЛОВА»

— Четыре года, как закончил карьеру. Никогда не хотел вернуться?
— Вот уж нет! – городов Давыденко. – Я ракетку в руки не брал. И если брал, только вертел в ладони, и я подумал: «я? Тренироваться, играть…». После чего ставил обратно. Наелся я в пинг-понг за столько лет в Туре. Так что я не хочу вернуться и не один раз.

— Что вы делали все это время?
— Сидел на диване. Кроме шуток. Ничего не делать, не хотел. Только отдыхать, проводить время с женой и детьми, встречаться с друзьями. В течение трех лет. Только в последнее время понял, что отдых затянулся. И настало время не только поднимать свою задницу, но, как она двигать.

— По жизни в Туре не скучно?
— То, что там будет скучно? Постоянный жемчужина? Я сумки на две жизни вперед! До сих пор самолеты тошнить. Женщины иногда требует поехали в отпуск на море! Я думаю, в интересах 8-9 часов в воздухе, чтобы упасть на каких-либо Таиланд, либо Вьетнам… Да зачем это нужно? Здесь есть свой дом, разве здесь хуже?

— Ладно, отдыхать надоело. Чем сейчас занимаются?
— Собрать ребенка. Может, да, для этого созрел. Может, что время пришло. Старшие дети уже пошли в садик – первый, второй… Дома сидеть надоело. Желание вернуться к чему-то – что-то, связанное со спортом. Тренажерный зал-это не мое. Ходить в зал, бегать, прыгать… Скучно! И теннис – все-таки та игра, которой я отдал почти всю свою жизнь. — Это моя профессия. И я в ней хорошо разбираюсь. Так что теперь работы с ребенком, ему 16 лет. Стараюсь готовить мальчика к профессиональной архитектуры.

— Имя у мальчика есть?
— Какое значение вашего имени? Рано еще! Здесь заиграет, начнет показывать – то будет его имя. Говорить о том, что не имеет смысла.

«ДОЧЬ ТРЕНИРУЕТСЯ ТРИ РАЗА В НЕДЕЛЮ»

— Почему-вы в роли тренера?
— Тяжело! Вот, сказал он, – сегодня я должен быть в час дня на трассе. Он звонит без пяти минут времени и говорит, что только приходит. Это нормально? То, что тренер, прежде чем игрок приходит в класс? И так каждый раз!

— Игрок должен быть первым?
— У нас, в старой школе, так было. Но, видимо, теперь все изменилось, — вздыхает Николай. – На самом деле, это действительно тяжелый труд. Мы занимаемся по 3-4 часа в день. И физически тяжело и морально. Еще раз повторяю – девушке всего 16 лет! Но интересно также. Я стараюсь что-то отдать. Поделиться своим опытом, знаниями, которые накопила в свое время. Если что-то есть хранятся означает, что мы уже работаем не зря.

Наши спонсоры:

— Ваш брат все еще тренируется в Германии?
— Да, в вашей Академии. Он там, я в Москве. Нам обоим удобно, знать где мы находимся. Кроме, Эдуарда свою ситуацию. У меня есть ученик, он сразу много детей. И он же работает с маленькими – кто — 9-10 лет.

— Дмитрий Турсунов с лета тренируется умер в одиночестве. И почти довел ее до топ-10 лидеров! Советами не поделитесь?
— Мы общаемся редко. Митя же, в женском Туре – с головой. В Москве почти не бывает. С остальными ребятами мы видим регулярно. С Михаила Южного, недавно собрались в Грозном на свадьбе общего друга. С Маратом Steam и люди только что в «Олимпийском». С Игорем Единственные часто встречаемся, потому что оба так или иначе связаны с нашей Федерации тенниса. Но Корона так не выходит.

— При этом с Песка появилось огромное тандеме. Не хотели бы сами попробовать работать не с Junior, и с препаратом в профессионального игрока?
— Пока еще нет. Это означает, что ты к нему не принадлежишь. Что ты должен снова окунуться в атмосферу профессионального тура. Постоянно летать турниров, чтобы быть рядом с игроком, помочь, загрузить свою энергию… дома, можно забыть. 30 турниров в год, что означает, что вы постоянно в движении. Максимум – ты можешь вернуться к своей семье один-два-три дня, а потом снова летать на самолетах. И у меня есть дети. И я хочу посмотреть, как они растут. Может, в будущем, и я собираюсь попробовать что-то, но сейчас нет никакого желания.

— Дети, к слову, в теннис играет?
— Больше, – Кати – три тренировки в неделю. Но если это так – для общего развития. Пока еще рано судить, не хочет ли она сама стать игроком. Есть, что ждать – пять-шесть лет. Если вы действительно хотите, и будет виден талант, – тогда мы будем решать этот вопрос серьезно. Может, и да тренироваться. И молодой еще слишком рано, чтобы просить ее руки ракетки.

— Но дети понимают, кем был ваш отец?
— Да, я понимаю? Они не видели, как я играю. Кроме того, поколение перемен. Дети сегодня другие кумиры. Они нас не знают и не помнят. Иногда мама приходит с ребенком, он просит меня сфотографироваться с ним. И ребенок спрашивает: «Это вообще кто?» — смеется Николай. – Ничего не слышал, конечно. Просто это наша жизнь.

«ПЛЕМЯННИК ВСЕ ЕЩЕ МОЖЕТ ДОБИТЬСЯ УСПЕХА»

— Когда вы закончите карьеру, классификация направились Надаль, Джокович, Федерер. Прошло четыре года и до сих пор возглавляют Надаль, Джокович, Федерер! Не удивляет?
— Удивляет другое – теннис, не изменился за все это время! Никто из молодых людей не вырос, не пробился в элиту, никто до сих пор не может бросить вызов тем же руководителям. Ну, кей, я Буду мог. Но Саша сразу было ясно, что быстро растет и прогрессирует. И кто еще? Теперь есть еще несколько ребят-Стефанос Встречи, Денис Шаповалов, – которые рвутся в топ 10. Я думаю, что недели Роджер, Рафа и Новак. Но есть еще что ждать. Кроме того, не факт, что дети это получится. В то же время, конкурентов у старой гвардии нет.

— Только Встречи и Шаповалов? А наши – Делали, Медведев, Рублев?
— Парни, молодцы. Хорошо, — добавил он. Карен и Дэниэл мощно, проведенное в этом сезоне. И вот, уже в топ-20. Но надо запастись терпением. Понять, готовы ли они выйти на новый уровень. Здорово выиграть турнир ATP. Но, чтобы войти в топ-10 или топ-5, это необходимо для успешного участия в «Ближе» и «Большие шлемы». Там, где собираются самые сильные. Где вы уже во втором круге может попасть на Федерера. И думать выйти на корт против Роджера», что вы готовы заработать! Это не сколько сумеешь взять игры… Это вопрос доверия, которой часто не хватает молодым игрокам. Жаль, что наши ребята могут войти в элиту. Тот же Медведев совсем недавно, на равных бился с Федерером в Шанхае. Но мы будем ждать и видеть, как ребята перейдут в новый сезон.

— Вы и Федерер обратите внимание на то, Надаль и Джокович. Партий, не выглядит грустным?
— А зачем? И раньше, когда он играл, он не любил это. А теперь – и подавно. Что бы увидеть на повторение гарантия его бывшей партии. Я говорю: «Вау, как я быстро бегал!». Но только. Кубки, конечно, все со мной. Это удовольствие, по сути, побед. Но это, по сути,. И, чтобы сесть, пересмотреть игру и добраться до… Не, это не мое.

— Мы говорим об Акне и Размер, но его племянник Филипп – же в свое время считался восходящей звездой. Не обидно, что у него не сложилось?
— Жаль! Еще как стоит! И тот факт, что психология ему не хватало. Серьезные травмы и мешали – пришлось делать операцию на колени. И даже в этом году – как обратно, выиграл «фьючерс», казалось – вот, сейчас все будет! И сразу же Филипп схватил вирус – рекламу, за то, что снова вышла на пару месяцев. Но он не сдается. Теперь полиция в новый год будет вернуться и попробовать снова.

— Не слишком поздно?
— Вам до 26 лет. Я помню, Райнер Саттер до 28 играл-играл, плохая-плохая, не очень успешно, а потом раз и дошла до финала Открытого чемпионата Австралии в 2003 году, став пятой ракеткой планеты. Так, что возможность открыть всегда есть. До 30 лет точно. Посмотрим, что получится у Филиппа.