«Перегрузка такая, что глаза из шлема вылетают». Интервью с Петровым и Алёшиным

Виталий Петров и Михаил Alain в двойном интервью оценили сезон Русалка, ее выступления в WEC и многое другое.

Наши спонсоры:

«Провести восемь часов два невозможно»

— Главная цель нашей встречи зимнего перерыва в WEC. Как оцениваете первую часть подавление WEC?

Мигель Alain: С моей точки зрения, промежуточные результаты сезона хорошее. Если учесть, что мы начинаем, есть существенный прогресс. Это показывают как результаты последних гонок, и мои ощущения от машины. О том же говорит и разница во времени по отношению к «toyota»: тем не менее, на некоторых трассах мы понемножку приближаемся. Ясно, что они не являются нашими конкурентами, но по-прежнему своего рода точкой отсчета. Потому что «Тойота» — машина не новая, не особо меняют, а у нас регулярно появляются какие-либо новые вещи. К нему постепенно мы приближаемся.

Виталий Петров: для меня Лично, очень жаль, что в «24 часа Ле-мана» произошла техническая проблема, из-за которой мы потеряли два часа. Потом за 40-50 минут до финиша сломался двигатель — также впервые. В тестах мы проезжали это расстояние за двигатель, но в гонке иногда его оттенки «прыгают». Правда это была не проблема повторилась два раза.

Мигель Alain: Третье место в гонке «6 часов Шанхая» очень важно для всей команды SMP Racing, поскольку это первый год, так и для оборудования, и для команды, и он был сложным. Благодаря этой трибуны на перерыв мы ушли с хорошим отношением. Потому что в следующей гонке будет очень важно.

— К слову о ней. Гонки на Spring будет идти около восьми часов, в то время как Дженсон Баттон этапа Сальта. Мы оба направляемся?

Alain: Не, сами не будем я думаю.

Виталий Петров: Это физически невозможно. Ни в Ле, ни в той же Формуле-1. Если посадить пилота за рулем в жаркий гонки в Сингапуре или Монако, что он нон-стоп шел четыре часа, в конце концов он или рецепт на что-то, или потерять сознание — физически не будет иметь силы. У нас в Китае исключение, когда марка прошло и четырех часов, но тогда был дождь. И в Америке был сухой и теплый-это же Флорида. В таких условиях, изменения, как правило, длятся один час тридцать или час сорок. И у вас есть всего лишь час-сорок, чтобы отдохнуть: то есть, вышел из машины, девушка, поел, и тебе уже надо готовиться к новым переменам. Кроме того, в гонках сопротивления, закрытый кокпит — температура поднимается до 80 градусов.

— Цепь, Spring Кока-это создаст дополнительные трудности?

Alain: Да, Spring — очень Кока-дорожки. Это типа «Old» и «Мячково» до реконструкции, образца 2003 года. Не будет очень трудно, два точно не проехать.

— Какой брокер, что вам нужно, чтобы заменить Кнопку?

Перес: Опытный. Вероятно, не стоит сажать очень молодой пилот, который еще не побывал в WEC, особенно по незнакомой трассе, и столь мощная машина. Теперь у нас есть Сергей Русалка — бесплатно-при Формулы-1. Но подождем, что решит руководство программы SMP Racing.

«Перегрузка такая, что глаза из шлема вылетают». Интервью с Петровым и Алёшиным Виталий Петров, Дженсон Баттон и Мигель Alain

Фото: SMP Racing

— Чем отличаются стили пилотирования?

Перес: Мне не нравится только одно — расположение педалей. Мы постоянно пытаемся найти общий язык по этому вопросу. (Смеется.) О параметры… В Формуле-1 кто-то иногда предпочитает немного другие настройки. Я могу, например, выделить Гамильтон — имеет немного другой стиль, чтобы войти в поворот, как правило, отпускать тормоз как можно раньше, чтобы машина отправляется на вращение, и, таким образом, настраивает ее немного по-своему. Есть пилоты, которые находятся в поворот на торможении, до Apex. Так делаем мы. Так что видение у нас примерно один, ощущения похожи. Еще не было ни разу, чтобы наши мнения расходились, и ему приходилось искать какой-то компенсации. В этом смысле, очень похожи.

DTM-это хорошая возможность для продолжения карьеры, чтобы затем вернуться в Формулу-1, как мы видели на примере других пилотов.

«Без Алонсо и Баттон WEC вы потеряете половину аудитории»

— Какие цели выиграть гонку до конца сезона?

Перес: Эта цель-всегда и для всех, но мы понимаем, что в нынешних условиях чемпионата шансы выйти вперед, «Тойота» не есть почти никто в нашем классе.

— То есть, главный конкурент — Rebellion?

Петров: я Думаю, что да. О них можно сказать, что будут невероятно быстро, и постановление, и не может реализовать весь потенциал машины. В квалификации очень сильная машина, могут провести свою собаку, но в гонке у них возникли трудности. А у нас было наоборот. В гонке через работу с резиной, например, нам, мы умираем лучше.

Alain: Взять, например, «6 часов они унесли». Тогда наша машина сошла из-за поломки, но в этой гонке мы бы выиграли, если только они дошли до финиша.

Я хотел бы больше соревнований на этот сезон. В 2018-м у нас было пять гонок — это так интересно.

— Сколько снимите время обратно, когда обратно в Спа-салоне?

Петров: во-Вторых, три-четыре.

Alain: Ну, и свернул.

Петров: а почему бы И нет?

Alain: Мы теперь в нормальных условиях или это пойдем (в мае 2018 года в Спа-салоне прототипа SMP Racing были оборудованы аэродинамический пакет для трассы в Ле-Мане — менее аэродинамики, чтобы снизить нагрузку на механические детали от автомобиля и лучший способ открыть машину в преддверии «24 часов Ле-мана». — Прим. «Чемпионата»)… Хотя в Спа, цепь длинная… В общем, разница была большая, но больше находится не в круг, а в расстоянии. Потому что за счет большей прижимной силы мы будем меньше расходовать резину.

— Считаете ли вы, что если организаторы как-то уравнять «Тойота» и не кричал прототипов в сезоне 2019/2020?

Петров: я Думаю, что у них есть. В противном случае они потеряют аудиторию. Теперь народ приходит только посмотреть на Алонсо и взять у него автограф. Если Алонсо уйдет, если уйдет button, что половина аудитории сразу же потерять. Да, «Тойота» много лет я собирался это сделать, за шесть лет ему потребовалось…

Alain: Двадцать.

Петров: Сколько? Двадцать?

Alain: Двадцать лет победы в Ле-Мане шли.

Перес: больше! И теперь зарабатывают Подавление, и организаторам, нужно будет что-то делать. Отключить их растяжении, например, оставить только задний привод, уже всерьез кривой прототипов. Я думаю, что они не будут в тысячу лошадиных сил использовать, иначе машина не будет выхода кривой на полной скорости. Так что у нас есть какой-то шанс появится. Гонщики «Тойоты» будет меньше, чем погрешность, потому что на полном приводе легче выйти и бежать по кругу. И это самое главное преимущество «Тойоты»: они выходят из поворота, за две секунды рассеивается от нуля до двести и мгновенно проходили три-четыре машины. Что тяжелее дается, и мы теряем еще и за дорогу обратно.

«Перегрузка такая, что глаза из шлема вылетают». Интервью с Петровым и Алёшиным Виталий Петров

Фото: SMP Racing

— Как вы, в целом, идея подавление?

Перес: Я хотел бы больше соревнований на этот сезон. В 2018-м у нас было пять гонок — это так интересно. У нас полностью различные контуры в Европе! В России, например, в «Автодром Сочи» приносит этапе, это не так далеко, всего три часа полета. Сделайте восемь-девять этапов.

Alain: Я согласен. Более того, и перерыв три месяца, а потом еще и еще — до следующего сезона. В такие перерывы влияют на пилотов.

Петров: поэтому и поехали в Blancpain, чтобы оставаться в форме, для тестирования новой техники. Это как с английским языком: если вы регулярно практических, становишься все лучше и лучше, и если давно не говорил и даже не помнишь слова, но фразу правильно построить не можешь.

— В сезоне-2020/21 ВЭС войдет в поворот — новые автомобили, построенные на базе серии (не менее 30 единиц). Какое значение в этом случае дальнейшая судьба проекта BR1?

Alain: возможно, в будущем, будут созданы какие-либо экстра-класса для нас — BR Engineering, бунта и других мелких производителей. LMP Light, например.

Перес: В настоящее время у нас есть план — еще два года выступать на BR1, а дальше посмотрим. Уже есть пять команд, которые были приобретены или построены хорошие прототипы французском автомобиле LMP1 — его, также, должно быть что-то с ними.

— Как оцените прогресс Егора Оруджева и Матео-Сцены, которые действуют в второй экипаж SMP Racing?

Alain: Для парней это было сложно, но в гонке на выносливость строит, в первую очередь, речь идет о стратегическом мышлении. Несмотря на то, что они несколько лет играли в серьезные машины Мировой серии «Рено», скорости там далеко, как BR1. И в молодежных «формулах» у вас есть только 40 минут, так как в первую очередь нужно начать восстанавливать позиции. Здесь надо не только на один раунд быстро проехать, и не 40 минут ехать, например, в 24-часовой гонке. Каждый пилот всего проезжает по восемь часов, а это очень серьезные нагрузки, в том числе и на психику человека, особенно молодого и не очень опытного. Уроки извлекаются. Я, как человек, который, так сказать, посвятил свою карьеру, и видел его прогресс, я понимаю, что для них это был серьезный рывок. Егор и Матфей нам рассказали: «BR1 – самая быстрая машина, на которой мы путешествуем. С большим запасом!».

Перес: В FIA WEC в Матео-и Егор, есть много информативных, которая не является такой же Мировой серии «Рено». Я видел гонку, когда вы присоединились: было много выходов, и выглядит, как Рычит и Исаак теперь, добавил он. Потому что в гонках на выносливость много или с и нет права на ошибку: осечка, и ты подвел всю команду.

— Как работать в условиях, когда твой коллега может испортить все ошибки?

Перес: мы должны доверять. И какой-то другой режим? Когда я играл в «manor», в 2017-м, пилот, что, к сожалению, не мог идти в том же темпе, что и мы. Из-за этого, немного нервничаешь, происходит, пытаешься помочь. В конце концов, я там больше нервов оставил, что теперь. В SMP Racing мы создали эту команду, пилотов собрали, что в каждой из них, ты уверен. Когда один из них выходит, ты выключаешь радио, спокойно идешь к себе в комнату и отдохни.

«Перегрузка такая, что глаза из шлема вылетают». Интервью с Петровым и Алёшиным От Матфея Исаак, Егор Рычит, Виталий Петров и Михаил Alain

Фото: SMP Racing

«Не было больше смысла работать с этой командой»

— Что вы думаете о потере Сергея Русалка место в Формуле-1?

Перес: с одной стороны, я понимаю, что Сергей расстроен. Но это так. С другой, я понимаю людей, которые вкладывают деньги. Каждый пилот имеет спонсоров, как Американское, например. У Сирен за спиной поддержку — он был оправдан, хорошо провел сезон, но каждый спонсор требует каких-либо доверия. Никто не ожидал такого — я был в шоке, когда увидела, что «Уильямс» может оказаться сезона, учитывая ее историю и победы. И теперь в SMP Racing не уверены, что это оборудование будет предоставлять Сергею техника, в которой можно сражаться. И сам Сергей, по этой же причине не может дать гарантии, что в сезоне 2019 году сможет выйти на подиум или меньше очков.

Alain: На мой взгляд, не было больше смысла работать с этой командой. Я лично не думаю, что в следующем году очень private, и я надеюсь, что они будут примерно на одном уровне. Я боюсь, к великому сожалению, что если в ближайшее время кто-то радикально не позволяет ситуация, если кто-то не будет покупать компьютер, он исчезнет.

— В том, что основная проблема в «Уильямс»?

Петров: Много факторов. Во-первых, проблема в машине. Сережа сказал, что на компьютере все параметры было видно, что автомобиль получится достойным, но другие команды тоже не стояли на месте, и можно было работать лучше.

Alain: В общем, здесь целый комплекс причин. Что это такое и в Формуле 2 и Формуле 3 — в случае если оборудование не работает должным образом, то это сразу влияет на результат. А теперь представьте уровень Формулы-1, где она имеет гораздо более сложные.

«Перегрузка такая, что глаза из шлема вылетают». Интервью с Петровым и Алёшиным Мигель Alain

Фото: SMP Racing

— Трудно себе представить, что чувствует гонщик за рулем откровенно слабой машины…

Перес: у меня было такое в 2012 году. Мы поняли, что, помимо «Маруси», ни с кем бороться, и мы не можем. Но у вас есть партнер, с которым борешься. Это доставляет некоторое удовольствие и немного отвлекает от проблем. И Сергей, работая на компьютере и забыли про проблемы, о которых мы сейчас говорим.

Alain: Задача на этот сезон была, я думаю, выполнил более чем отлично: beat команде на всех фронтах, в то время как Ctrl уже играл на компьютере и Сергей — дебютант. Он доказал, что его талант просто не повезло с машиной — все понимают.

Теперь у нас есть Сергей Русалка — бесплатно-при Формулы-1. Но подождем, что решит руководство программы SMP Racing.

«Перегрузки таким образом, что глаза большого шлема летают»

— Учитывая, что в следующем году Русалка не будет в Формуле-1, где бы он снова? Недавно Сергей протестировал автомобиль DTM — Виталий, как вы думаете, что он мог пойти туда?

Петров: В целом, я считаю, что DTM-это хорошая возможность для продолжения карьеры, чтобы затем вернуться в Формулу-1, как мы видели на примере других пилотов. Но в этом чемпионате многое зависит от того, кто из команды будет предоставлен «обновить». Когда я там выступал, мы заняли последние места в рейтинге, и мы не имели возможности попасть в какое-либо место. И тот, кто отстает, организаторы позволяют что-то ввернуть — это, буквально, в небольших количествах, в доли секунды. И тогда, в следующем году «Мерседес» стали чемпионами. Но что, если Сережа будет в той же ситуации, что и я, и команда ждет провал? Не, можно допустить, что он испортил репутацию. И SMP Racing в WEC у вас уже есть отличные результаты и подиумы — есть шанс привлечь внимание.

Alain «физика», который является более трудным в DTM или французском автомобиле LMP1?

Перес: французском автомобиле LMP1 тяжелее гораздо. В DTM ничего тяжелого нет, просто горячая Ванна.

— Майкл, и Indycar вы мне рекомендуете?

Alain: IndyCar-это очень специфическая гонка, и не каждый может понять этот контекст и наслаждаться ею. Есть много пилотов, которые проходили за пределами Формулы-1 и не получали результаты это подтверждают. Я думаю, что вот еще Сергея спросить — то, что вы хотите. Но если вы спросите меня, я думаю, что Сергей хорошо нам поможет на этапах WEC.

— Михаил, что вы думаете об аварии Роберта МСОП в Поконо? Многие критикуют Indycar не уверены, дорожки. Существует мнение, что необходимы более высокие отбойники, чтобы корабли не выходили в сетке.

Alain: В IndyCar не доверяете, таким образом, безопасность-это вещь Относительная. У них есть своего рода традиция…

Перес: Пилоты делятся на раз в год — я тоже традиция.

Alainтип травмы получил и я, — и по тем же причинам. Там по всей трассе натянуть тросы, удерживающие столбы. И если ты на большой скорости пакетов между столбами и проводами, естественно, что все ломается.

Петров: Ты этот Роман почти мгновенно — перегрузки таким образом, что глаза большого шлема выходят.

Alain: это более или менее похож был Значок.

Петров: Многие пилоты и не хотят действовать в одиночку, поэтому, подобное может произойти с каждым. Большое счастье, что Миша после аварии был в состоянии ходить и гоняется дальше. И если делать высокие заборы — зрители не увидят дорожки. Затем совершенно новой трассе, где трибуны будут в ли первых не прозрачное стекло — я не специалист. Но сетка-это полный бред.

Alain: Да, единственное, что здесь можно сделать, это то, прочная поверхность, на которой автомобиль после столкновения будет просто скользить. По-другому эту проблему не решить. Тем не менее, материал, который выдержит подобные перегрузки, к сожалению, может в природе не существовать сегодня. Да, IndyCar существуют определенные проблемы безопасности и овалы и цикл, потому что в гонках нет никаких «мягких» барьеров, не только плиты из бетона. Но это IndyCar.

Разница между гонками под эгидой fia, и в IndyCar видна на склонах. В США, более обеспокоены тем, как зритель — и это понятно, ведь если на скорости 380-390 км/ч на остров на трибуне, там никого не останется.

— Fia уже вводят «halo», но не защищает от мусора, которые и стали причиной травмы Фелипе Массы или смерть Джастина Уилсона. Может, стоит полностью закрыть кокпит в Формуле-1?

Alain: я Думаю, что все идет к тому, что пилоты скоро не понадобятся. Сидят в зале и контролировать, джойстик, потому что это единственная возможность пилот полностью уверен.