Сергей Жорин: Младший Кокорин может получить травму на всю жизнь

Известный адвокат поделился своим мнением о решении Александра Координирует и Павла Мама.

– Вы сказали, что намерены продолжать процесс, когда начала судебного разбирательства по существу. Это достигается?
– Да. Начну с того, что основания для содержания под стражей из них причина задержания не. Мера, которая используется, чтобы гарантировать, что подозреваемые не скрылись и не вмешиваться в ход расследования. В этом случае можно ограничиться домашним арестом. Мы видим, что Кокорин и Мама, хотя его вина не будет доказана, уже довольно длительный период времени, отбывающих наказание в тюрьме, со всеми ее последствиями для них…

Да, они двойные, но их содержание в «Кресло» незаконным и несправедливым. Я надеюсь, что здравый смысл возобладает, и скоро выйдут на свободу. После чего они ответят за свой проступок в строгом соответствии с законом. И не с крайностями, как сейчас.

– В среду как раз будет рассматриваться апелляция о мере пресечения. Ваши чувства могут измениться?
– Если суд будет рассматривать апелляции, объективно и беспристрастно, необходимо изменить. А как будет на самом деле – только Бог знает. Ну, может, и пару-тройку человек.

– Согласитесь, что за время судебных разбирательств, отношение общества к этому вопросу постепенно меняется?
– Конечно, меняется. В принципе все было хлеба и зрелищ, поэтому Кордова. И теперь многие поняли, что хватит уже издеваться над детьми… Интуитивно мне кажется, что Мама лучше приспособились к ситуации. Он морально сильнее, мальчик. И вот, братья Готовят тяжелее психологически, особенно на ребенка. Для него, этот процесс может стать травмой на всю жизнь.

– Пострадавших показания в суде уже дал водителя Первого канала Виталий Clock. Читали?
– Я прочитал, но, зная, что есть еще один испорченный телефон и толкование… Кухни-профессиональные юристы – играет на и Romeo. Это монстры от юриспруденции! Уверен, что все сделают больше похож на. Важно, что процесс прошел административного давления в плоскости правовой.

Пока они обнаруживают свидетельство, секрета в стадии исследования. Это стандартный прием, игра в одни ворота. Следствие распространяет информацию через СМИ и юристов, из-за подписки о неразглашении. Я уверен, что в ближайшие дни вы увидите массу интересных деталей, о которых мы не знаем.

– Обычно, когда показания свидетелей на суде, так широко различаются с их слов, на первом допросе?
Это классический жанр. Следствие изначально предполагалось, обвинительного уклона – и все потенциальные проектирования и управления Казначейством какой-то уголовной статье. Когда начались судебные разбирательства по существу, эти конструкции начали появляться в швы. Мальчики уже не был совершен акт терроризма. Произошли потасовки. В большинстве случаев, эти случаи не возбуждает.

Наши спонсоры:

– На прошлой неделе, игрок «Спартака» Аяз Гулиев совершил хулиганский поступок, избили пешехода на перекрестке, но там ситуацию удалось замять…
– Это называется селективность. Я, в принципе против содержания под стражей, тюрьма меняет людей, и часто безвозвратно. В заключение кто-то из стражей, должны существовать исключительные обстоятельства. В конечном счете, закон должен защищать жертв. И если кому-то дали по лицу, а затем заплатили десять миллионов рублей, таким образом, жертвой, в целом, доволен и можно попросить вписать в него еще раз… самое Главное — что государство не вы в в процессе.

– Сообщают, что он выплатил потерпевшему в США 10 тысяч долларов, так что отклонить жалобу. Этого достаточно, чтобы ты, кажется, избежал уголовного преследования?
– Нужно учитывать все факторы в целом, даже то, что Кокорин и Мама, когда только передали полиции, вели себя вызывающе, смеялись, настраивая против общественности. Власти пытаются захватить подобные настроения и соответствовать им. СМИ играют важную роль. Наконец Гулиев после боя на свободе, Мама и Кокорин – в «Кресло».

– Сколько времени длится процесс? Юристы прогнозировали не менее двадцати встреч.
– Количество совещаний принципиального значения не имеет – важен конечный результат. Необходимо допросить всех свидетелей, устранить противоречия. Суд, который работает не на скорость. По мне, чем больше зал, тем лучше. Это говорит о том, что в деле попытаться понять, реализовать права на защиту. Это так, что пройдет несколько совещаний, тяп-патч, выносят приговор – и до свидания. Таким образом, что заседаний будет столько, сколько нужно, чтобы выяснить все обстоятельства.

– Но создается впечатление, что процесс искусственно затягивают, чтобы гарантировать, Мама и я Готовлю максимум неудобства. Не легко жить в таком графике.
Это очень трудно, но надо выбирать меньшее из зол. Может просто пару встреч, после нескольких лет выйти из колонии. И может быть немного – чтобы получить отпущение грехов.

Поверьте, сами судьи ничего особо не затягивают, наоборот, как правило, носят. И то, что происходит все это контролирует. Я хочу подчеркнуть еще раз, необходимо установить фактические обстоятельства дела. Потому что аффидевит-это одно, а устные – другой. Если свидетель лжет, публично в суде, это очевидно. И на бумаге, где показания могут быть десятой, иногда трудно определить.

– Только со стороны обвинения, вызванные сорок пять свидетелей. Это не слишком много?
– Доказательств много не бывает. Каждая сторона доказывает свою позицию. Но мне интересно, кто эти сорок пять свидетелей? Непосредственно преступления, что в сорок пять человек, четко помните? Это как в старом фильме: «Кто свидетель? – Я свидетель, а что случилось?»…

– Во вторник допросил даже электрика кафе, где Мама и Координирует произошла драка с сотрудником Денис COM…
– Видимо, этот Электрик в тот день как раз проходил провод, и все слышал… с другой стороны, чем больше фактов, больше использовать эту истину. Таким образом, вам будет сорок пять свидетелей. Не вижу ничего плохого в этом нет. И вот, меру пресечения для мальчиков, опять же, надо менять. Чтобы приходили в собрание их два. Будут каждый хорошо. в ноги, и они будут ходить. Это абсолютно нормально! Но, к сожалению, мы видим обратную ситуацию.

источник: «спорт»