Владимир Быстров: Я тоже бил людей в барах (эксклюзив!)

Из пресс-центра «спорта», бывший полузащитник «Зенита», «Спартака», «Краснодара» и сборной России Владимир Быстров.

Он рассказал о том, как он в начале помог Андрей Аршавин, как он, закидывая голову свиньи, так, не разбираются в футболе, скандальный войти в «Спартак», гипотетической победы в Лиге чемпионов, и драки в барах, в которых он сам участвовал по молодости.

— История явно помешали «Возобновить», как и любой конфликт в команде, который выходит наружу. Я в этой ситуации, конечно, в сторону футболиста, а не клуба. Потому что я был в такой ситуации в «Зените», когда он был молод. Приходил к руководству, мне сказали: «Вот контракт на пять лет и твердо. Ты же попал в большой футбол». И почему я должен подписывать договор? В те времена в команде были игроки, которые играли даже меньше («перспективных» иностранцев», опубликованных только в замене), и получили в 10 раз больше.

— Кто вам помог выйти из этой ситуации?
— Еще Андрей Аршавин. Он пояснил, что, если точка стоит, не подписать – и будет играть в 75% матчей, что-то получить. Очень много помогал, как раз в тот период, когда мы были молоды и проводили дубля в основной состав.

— Как это все работает в «Краснодаре»?
— «Краснодар» — это отдельная тема! Есть Сергей Галицкий. Он, вероятно, можно доверять в этой ситуации. Если он и обещал, вероятно, сделал бы.

Но, кроме того, «Краснодар» нас в Лиге 15 команд, и там, где происходит полный беспорядок. Сегодня ты идешь на поводу у руководителей, и завтра вы получите травму – тебя никто не вспомнит и не будет платить никаких операций. Мальчик идет работать на завод. Я знаю много таких историй.

— С кем из тренеров вам было легче?
— С Последним В.

— Последний раз мы общались в Участок?
— Когда «Спартак» отправился в Чехию на матч с «Словенский» (0:0, 2006/07 – прим. редакции). Он сидел на трибуне. Я не играл и был там же. Подошел к нему, пообщались. У нас что-то с ним нормальные отношения.

Но тренер быстро клуб то, что вам было необходимо. Кто проверьте, и вы выиграете агент обмена, футболист или кто-то другой. И все нормально. И ваше – что? Это бесплатно, с него денег не брать. Это не очень выгодно.

Поэтому, ему проще было сказать, что этот молодой футболист, плохо тренируется. Это вообще все было. Нигде я сильнее, что не тренировался. Когда приехал на базу и узнал, что, оказывается, я не перспективный, и, в общем, фигней занимаетесь, в этой истории закончилась. Мы не дрались, никто друг друга не посылал. Клуб принял решение – и я ушел в «Спартак».

— В нашей стране лимит на легионеров надо. Вот если бы все клубы были такими, как Галисийский, где руководители думали бы головой, а не пытается выиграть, не заработать, а украсть деньги… — Это ключ. Просто взяли и украли все.

— Затянуть ограничение нужно?
— Беременности, и что? То, что мы собираемся достичь?

Наши спонсоры:

— Лидеры должны уделять больше внимания нашим студентам?
— Нет, игроки должны конкурировать между собой. Лимит должен быть, но какой, не столь важно, четыре или шесть в составе, или восемь в общей сложности заявки. Без разницы.

И если мы отменим лимит на легионеров, российские футболисты будут не нужны. Они не востребованы в Европе. Потому что Европа сама по себе является огромный, есть много чемпионатов. Один из футболистов может перейти на другой является тихим, что заставляет их конкурировать между собой.

И у нас есть, куда российский футболист пойдет? Кому там нужен? Должен быть на голову сильнее, на место которого приходит. Почему следует взять в Голландии, где же его ученик? Почему мы в России принимаем такой, даже в равных условиях. Конечно, я категорически против.

Клубы уже начинают воровать друг у друга игроков. Вы обратите внимание на его академии, расти таких же парней, как Мухаммед-Shape Сулейманов, и не нужно будет вести игрока через агентов, с целью создания конфликтных ситуаций. Не нужно, продайте то же самое.

— Можно предположить, что 70% состава выбор природе нет иностранцев?
— Нет. Все сильные игроки выступают за свои сборные. Лишь немногие пришли в Россию, удобный, и играть на хорошем уровне. Фернандес, кстати, это единственный сильный натурализованный игрок.

— И вратарь «Локомотива» Морской Гильерме?
— Он хороший игрок, но ничего сильнее наших вратарей. И он должен быть сильнее на две головы. Матч с ЦСКА видел? Какой гол пропустил? Поэтому, я не понимаю, почему его не вызывают в национальную команду.

— Если 20 лет назад в «Шаблон» стояли камеры и установки, наши матчи смотрелись бы не хуже субботней встречи «Краснодар» — «Зенит». Показал нам, как с вертолета – не разобрать, что с мячом бегает. И атмосферу можно было почувствовать только на стадионе, когда вы носите 22000 болельщиков. Многие в футболе не понимают, и идут на стадион за свою порцию адреналина. Без нее, видимо, не могут.

— Как сопротивлялся агрессивному поведению питерских фанатов? Вы же в свой родной город Питер в платформе, бросая под ноги «Роза».
— Кидали не только фанатский шарф, но голова свиная! В день все это. Решили: следует любить, играть в футбол. В лагере все было относительно спокойно. В других местах не. Меня обвинили в предательстве. Но, что это такое? Я не раз и открыто говорил: я в «Спартак» продали. Что здесь не так? Клуб вырастил игрока и продал его. Сказали – ушел в стан злейшего врага. И что было с футболом закончить? Вот из «Спартака» в «Зенит» я вышел из себя. Едва матчей болельщики могут представлять какой-либо претензии. Тогда команда хорошо сыграла в первом раунде и бороться за Чемпионат. Я всегда говорил, что при первой возможности вернусь

— Российские клубы могут ставить задачу выиграть Лигу чемпионов?
— Мы это можем! Но надо быть реалистами. Для таких целей необходимо, чтобы интенсивно, футбол был на всех матчах премьер-Лиги. Сколько раз говорили: это необходимо для резки травы и полить. Тогда мяч будет двигаться быстрее! И к нам: – газон по колено. Во Владикавказе можно было спрятаться в траве с головой. Инспектор оправдывает – может, трех-четырех сантиметров и правила в землю втыкает! Почему назначается в матче? Теперь все налаживается, но только в премьер-Лиге.

— На аллее молодежи, конечно. Были бои.

— Как — то регулярные?
— Наряды полиции.

— Вам повезло, что вы находитесь в такой ситуации, как Кокорин, и Мама?
— Да. Состояние ситуации, скандалы.

— Просто побить-это не стул?
— Был, в баре дрались, выясняли, кто прав, кто виноват.

— Почему-то не дошло до уголовного, и теперь вдруг дошло.
— Вы, вероятно, лучше меня знает. Здесь чиновник оказался вовлечен. Когда болельщики дерутся, ничего не происходит. Выходят 50 на 50 матч, бьются и все – сопли, кровь ему и бежали далеко на трибуны.

источник: «спорт»